СОЗВЕЗДИЕ ПОЭЗИИ

космическая поэзия

 

    Созвездие поэзии 2007-2009

 

Созвездие "Звёздный дождь"

 Сергей Соколов на сервере Стихи.ру

автор на сайте "Зов космоса" - http://algemos.do.am/publ/245

 Сергей Соколов

  Мы воскреснем в других



Мы воскреснем в других
В неизвестном пространстве и времени,
В песнопеньях пурги
Иль в июльской безумной жаре.
Нам не видно ни зги
В непроглядной и мертвенной темени
Ни с Голгофы-горы,
Ни в пустыне, ни в дебрях тайги.

Мы воскреснем тогда,
Когда нас призовёт провидение.
Возгорится звезда,
Словно солнце над гладью воды.
Но в какие года
Уготовано наше падение
Метеором души
Или светочем новой судьбы?

Жаль, не будет у нас
Столь привычной, не стёршейся памяти.
Жаль, не будет у нас
Тех, кого мы любили навек.
Подсознанье подчас
Раскрывает туманные заводи,
Где мерцает на дне
Нам знакомый до горечи свет.

Москва
5 июля 2004 г.




         Звёздные тайны

Жизнь пролетает
За верстой бежит верста.
Любовь не тает
По весне просевшим снегом.
Пусть упадёт с ночных небес
Моя звезда,
Чтобы светить тебе всегда
Нездешним светом.

Загадывай желание!
Лови!
Лови её искристым, милым взглядом!
Полёты звёзд
По космосу любви
Для всех когда-то
Станут звездопадом.

Ах, сколько в небе
Ярких звёздных стай!
На юге, севере, на западе, востоке!
Есть в космосе любви
Созвездья тайн
И в их глубинах
Мы не одиноки.

Москва
2002-06-04



     Трудно ли быть Богом?

Пресса бы в экстазе закусила удила.
Пеной изошла бы наша пресса!
Ангел с очень странной геометрией крыла
С треском приземлился возле леса.

Я у речки в ночь о трудной жизни рассуждал.
Было отчего-то не до сна мне.
За рекой упала изумрудная звезда,
Будто напророчив чудеса мне.

Ангел был как ангел, неказистый мужичок.
Мало ль над селом их пролетает?
Сапоги гармошкой, брючки, куцый пиджачок
В общем, с виду - сельский пролетарий.

Он сидел и починял крыло своё на пне.
Знать, в полёте приключилось что-то.
Я бочком приблизился к нему: Позвольте мне
Вам помочь с ремонтною работой?

Глянул ангел хмуро, словно лётчик с похмела:
Есть ли разводной у вас, товарищ?
Разводной всегда со мной! Порой в пути козла
Встренешь где какого, отоваришь.

Это хорошо, - мне грустный ангел отвечал.
- Просто к гайке ключ мой не годится.
Над рекой маячила во тьме луны свеча,
А в лесу крича, металась птица.

Можно мне, товарищ ангел, вам вопрос задать,
Коль вы приземлились на немного?
Я всю жизнь пытаюсь один ребус разгадать:
Трудно ль быть над всей Вселенной Богом?

Усмехнулся ангел, призадумался в ответ
И затылок почесал на шлеме.
Я живу под тыщу световых и тёмных лет,
Но не думал о такой проблеме.

В принципе, допустим, вы, товарищ, - рядовой.
Выше вас ефрейтор и комвзвода,
Ротный, батальонный командир и полковой
Так до президента и до Бога.

Перед каждым вы должны, товарищ, отвечать,
И своей семье должны вы тоже.
На суде Господь поставит высшую печать
На дела, что сделать был ты должен.

А над Богом есть ли где начальники в раю?
Пред каким судьёй Он молвит слово?
То-то и оно, что Он на самом на краю.
Нету с Бога спроса никакого!

Так оно и вышло, что Бог - высший судия.
Нет начальника Его главнее.
Вот к такому выводу пришёл, дружище, я:
Человеком быть куда труднее.

Он крыло приладил Я ему слегка помог.
Он рванул с обрыва, словно в омут.
Я из тьмы услышал: Да пребудет с нами Бог!
И побрёл задумчиво до дому.

Пресса бы забросила рекламные дела,
Завопила б, словно из-под пресса!
Ангел с несусветной геометрией крыла
К звёздам воздымался возле леса.

Москва
4 марта 2003 г.



Утренний старт (Юрию Гагарину)


Стою на огненном хвосте
На радость бешеной толпе.
В напряге цепи тяготенья.
Так Бог, распятый на кресте,
Стоял на пламенном столпе,
Застыв пред стартом на мгновенье
И рвя невидимые звенья.

Я жгу горючку, я реву,
Я грохочу, мечу и рву!
Сопло в огне б не оплошало.
Ворвусь я с воем в синеву,
Вот-вот оставив тетиву
Стрелой, вонзая в небо жало,
Чтоб небо лёту не мешало.

И вот вздымаюсь из огня
Над тем, кто сотворил меня!
Внизу оплавлена броня,
Но верю, что ещё не вечер...
Жаль, над зарёй земного дня
Виток и век мой быстротечен...

Но дышит, дышит человечек
В глубинном чреве у меня!

Москва
Апрель 2004 г.



                   Обращение к звёздам


Послушайте,
Ваши Сиятельства Звёзды!
Я к Вам обращаюсь с далёкой Земли.
Учёные пишут, что рано иль поздно
Вы вдруг прекратите светить нам из мглы.

Земля бирюзовая капля Вселенной,
И Солнце, известно, златая звезда.
Казалось бы, вечны они и нетленны
Нам истина эта ясна и проста!

Но звёздорождаемость ниже отметки
Смертельной, как пишет научный журнал.
Вам, Ваши Сиятельства, кланялись предки,
Поют соловьи, к Вам стремится волна.

И взгляды влюблённых Вас ночью ласкают.
Под взорами Вашими розы цветут.
А коли мерцаете Вы над песками,
По Вам караваны ночами бредут.

И в море огромном, и в снежном безбрежье
Вы ярко иль скромно горите во мгле.
Не верю, что Вы возгораетесь реже,
Чем гаснете в светлой несчётной семье!

Представьте, погаснут лампады во храме
И свечи До самой последней свечи!
И в думах опасных толпою во брани
Народ разбредётся по тёмной ночи.

Выходит, и Солнца когда-то не будет?
Взорвётся во мраке фонтаном огня.
Мне хочется верить, что в будущем люди
Поймут радость ночи и светлого дня.

Понятно, я буду в полёте в то время.
Но даже в межзвёздном полёте души
Вы мне маяками, мигая и грея,
Светите всегда!
Ведь Вы так хороши!

Сияйте же,
Ваши Сиятельства Звёзды,
Землян удивляя безумной игрой!
Поэзия звёзд не научная проза
И, кстати, учёные шутят порой.

Москва
27 апреля 2004 г.



Сказка про Деву-Ягу, дракона Дырокола и звёздное время

 
Уж не видны во тьме веснушки,
Ночник в углу едва светлеет,
И потолок во тьме белеет...
На подоконник вечер сел.
Коль будешь ты всегда послушной,
Из сказок Старенькой Подушки
Опять раскрутим карусель.

Быть может, и рядом,
А может - далече,
Быть может - недавно, а может - давно,
Туманным нарядом
Окутал лес вечер.
Светилось в ночи лишь окошко одно.

Быть может, на курьих,
А может - на турьих,
А может - на куньих иль волчьих ногах,
На лунной опушке
Вертелась избушка,
Жила в ней красавица дева-Яга.

В то время благое,
В то время седое
Была молодой и красивой Яга.
И нос был не сизым,
И нрав не капризным,
Любила сюрпризы, была не строга.

Когда с лешим пели,
Зеленые ели,
Как слезы, капели роняли в ручей.
Она с рыжим бесом
Носилась по лесу,
И только по треску искал их Кощей.

Играли с ней в салки
Речные русалки,
И часто к ней в санки садился упырь.
Он ей с вурдалаком
Покрыл гусли лаком
И часто с ней плакал, читая псалтырь.

Зеленые очи
Пленили охочих
До ласки, как, впрочем, волос водопад.
А нежные руки,
Как белые струги,
Сновали по струнам вперед и назад.

Так было на свете...
И теплым был ветер,
И месяц был светел, и не было гроз.
Никто не старел там,
Летали в тарелках,
Забывши о грелках в суровый мороз.

Не трогало время
То буйное племя.
И времени лемех не делал борозд
На судьбах и лицах,
На людях и птицах...
Но не было в небе мерцающих звезд.

Моря бороздили,
По суше бродили,
По воздуху плыли под бледной луной.
Но путь был неточен,
И трудным был очень
Чрез вечную ночь стороною глухой.

Совсем не светило
С небес им светило
И не золотило росистых лугов.
Лишь бледные травы
В безлистных дубравах
То слева, то справа росли среди мхов.

Так жили предтечи...
И век был их вечен.
Но как-то под вечер шла лесом Яга.
Шла долго ли мало
Да вдруг заплутала
Там, где не ступала еще и нога.

И дождик закрапал,
И филин заплакал.
Луна желтым зраком смотрела на лес.
И вдруг перед нею
Ворота белеют,
И замок чернеет до самых небес.

Высокие башни
Так мрачны, так страшны,
И мха нависают седые брады.
На дверцах из злата
Замок в три обхвата,
В окне из агата - лишь пламя да дым.

Ворота скрипели,
Визжали и пели:
"Открой, в самом деле, красавица, нас !
Вон ржавенький ключик
С бородкой колючей
На елке пахучей сощурил свой глаз.

Ах, как любопытных
Красавиц в попытках
Узнать все, что скрыто, губила судьба.
Но все же нас тайны
Влекут чрезвычайно...
Так в бой всех отчаянных кличет труба.

В таинственном замке
Играл на шарманке,
Держа время в банке под крепким замком,
Жил-был несчастливый,
Хвостато-хвастливый,
Крылато-драчливый дракон Дырокол.

По внешним приметам
На нашу планету
Под видом кометы проник Дырокол.
Он в лунную дырку
Ворвался впритирку
И сел врастопырку в затерянный дол.

Он замок построил,
Но был так расстроен,
Что замок не строен и так неказист,
Что чуть он не лопнул
И дверью так хлопнул,
Что ключик от двери упал на ель вниз.

Он бегал вприпрыжку,
Грызя кочерыжку,
И часто отрыжку за вздох выдавал.
Раз в день для порядку
Он делал зарядку
И часто вприглядку мазут выпивал.

А между делами
Махал он крылами
И масло котлами в шарниры вливал.
Паря в клубах пара,
Курил он сигары
Иль груды бумаги клыком пробивал.

И время застыло,
И озеро стыло,
И полз к замку с тыла свинцовый туман.
И замок в тумане
Тонул, как в обмане,
И каменной дланью манил, как обман.

Но вот, вдруг ворота
Открыл ему кто-то...
Дракон с разворота пустился в бега.
Забил он крылами,
Круша лед и камень.
Заклацал клыками: "Спасибо, Яга "!

Ловили горстями,
Ловили сетями,
Пытались костями его подманить.
Ловили баграми
По мудрой программе,
Пытались дарами его подкупить.

Слепящее пламя
Из пасти, все плавя,
Он в небо направил и выжег дыру.
С тех пор в нее солнце,
Как будто в оконце,
К нам в гости заглядывает поутру.

Летал он в эфире,
И дыры, как в сыре,
Крыла растопырив, колол Дырокол.
И вот, будто грезы,
И в штили, и в грозы
На нас светят звезды сквозь туч частокол.

Хвостатый задира
Лил время в те дыры,
И время над миром взяло свою власть.
И люди рождались,
И шли в свои дали,
Но смерти не ждали и жили все всласть.

К звезде путеводной
Идем путем водным
В полете свободном, во сне ли летим.
И рады свернуть бы,
Да звезды, как судьбы,
Нам путь указуют, что необратим.

С тех пор мы стареем,
Быть может, добреем,
Быть может, мудреем иль наоборот.
И к звездному свету
Стремятся поэты
И мчится в ракетах отважный народ.

Обидно нам вроде,
Что старость подходит,
Что кровь уж не бродит - течет, не спеша.
Но коль по соседству
Живет в сердце детство,
То можно надеяться - жизнь хороша.

Вот так и с Ягою...
Пройдем к ней тайгою
Порою ночною под крики совы.
И голос стал грубым,
И высохли губы,
И выпали зубы давно уж, увы.

И нрав стал капризным,
В глазах укоризна,
И стал красно-сизым свисающий нос.
За клюквой с клюкою,
Не зная покою,
Все бродит с тоскою, как вечный вопрос.

Но коли уступят
Местечко ей в ступе,
И коли с нею вступят в беседу про жизнь,
В избушке приветит,
Улыбкой осветит,
Как луч на рассвете, забыв ворожить.

Вот так-то, дружок, и кончаются сказки
Про время, про звезды, про деву Ягу.
Дракон Дырокол все летает без смазки.
Однажды он выжег в Тунгуске тайгу.

Теперь-то мы знаем, что, если ученый,
В белый халат облаченный,
В небе звезду открыл,
Значит дракон Дырокол закопченный
В вихре хвоста и крыл
Зубом своим золоченым
В небе таинственно-черном
Снова дыру пробил.

Гавана, Куба
осень 1987 г.

    Сергей Соколов     ,2008 г.

 

Сайт "Созвездие поэзии" не имеет права давать разрешение на     перепечатку.

 

 

 

Hosted by uCoz