СОЗВЕЗДИЕ ПОЭЗИИ

космическая поэзия

 

    Созвездие поэзии 2007-2009

 

КАПСУЛА ВРЕМЕНИ

ТУНГУССКИЙ    МЕТЕОРИТ

    подборка  стихотворений  от     http://tunguska.ru/

           (раздел"Тунгусский  фольклор" )

 

               Борис Вронский  

               Виталий Бронштэн

               Борис Лучков

               Владимир Кожемякин

               Владимир Новиков

               Генадий Карпунин

               Джон Анфиногенов

               Дмитрий Демин

               Леонид Кулик

 

            Борис Вронский

         


В.Кошелеву и его товарищам
подводникам-любителям перед их
погружением в озеро Чеко
* * *


На озере Чеко ищите разгадку!
В его недоступной для глаз глубине
Скорее всего вы найдете остатки
Межзвездной ракеты средь ила на дне.
И вот, подготовив баллоны и шланги,
Подводный мушкет прихватив заодно,
В резиновых ластах, надев акваланги,
Вы спуститесь гордо и смело на дно.
В немом полумраке бесшумно, как тени,
У дна, где метровые щуки живут,
В экстазе азотно-угарных видений
Проложите вы свой бессмертный маршрут.
Я знаю, я чувствую - верьте поэту, -
Что с тайны удастся сорвать вам покров:
Вы мигом найдете остатки ракеты
Посланца безвестных межзвездных миров.
Поверьте - вас ждет небывалая слава,
Вам будут завидовать все как один,
Когда вы кусок неизвестного сплава
Наверх извлечете из темных глубин.
А может случиться, что странные кости
Удастся найти вам средь ила на дне,
И мы распознаем, какие же гости
Погибли в далекой Тунгусской стране.
Они к нам летели, считая парсеки,
Не зная того, что погибель их ждет
На озере странном с названием Чеко,
Где прах их любитель-подводник найдет.
Найдет и вручит изумленному миру
Какой-то загадочной кости кусок,
Быть может, с комком силикатного жира,
Который случайно к суставу присох.
И может ведь статься, что в кости той старой
Иной обнаружится, странный состав:
Не кальций в ней будет, а стронций и барий,
Чего не знавал ни один костоправ.
Итак, начинайте! Ныряйте! Ищите!
Мутите с усердием ил и песок
И в будущем вашем отчете взрастите
Гипотезы новой махровый цветок.

               **********

             Борис Лучков


       ТУНГУССКОЕ ЧУДО


В глухое утро над тайгой
пронесся смерч -
косое зарево.
За полстолетья до Гагарина
здесь космос встретился с Землей.

Ударом резаным с плеча
повалены деревьев вееры.

Лишь годы смыли и развеяли следы
небесного бича.

И каждый год издалека, про
чудо яркое проведав,
пришельцы в свитерах и кедах идут
тропою Кулика.

Не ради славы и призов, без
выгоды и без резону настойчиво
стремятся в"зону" на
молчаливый тайны зов.

Кто в этом мху обрел покой?


Посланец мрака или света?
А может, врезалась комета
шальной своею головой?

Открой секрет, кедрач и ель.
Скажи, таежная обитель, где
тот высокий покровитель, кто в
жизни нам укажет цель.

Седых романтиков задор,
безусых фантазеров ярость
звездой падучею ворвалась в
родимый брошенный простор.

Какие грозы не обрушь,
таежное гнилое лето, здесь
есть свобода для поэтов и есть
размах для смелых душ.

Так дай же отдыха глазам и
передышки от угара. Налей им
щедро, Ванавара, твой
утешительный бальзам.

              **********


        Виталий Бронштэн


      ВОЛНЫ И ФОРМУЛЫ


Влетело к нам ядро кометы,
Откуда-то с окраин света,
И эхом взрыва над тайгой
Легли деревья полосой.

Свалила их волна взрывная,
Таилась сила в ней большая,
Но все ж чем дальше, тем волна
Была не так уже сильна.

И баллистические волны
Цилиндром расходились вниз,
Затем с волной взрывной слились
И отразились, гнева полны,

Замолкло все. Деревья пали.
Десятилетья протекли.
И вдруг те волны вновь взыграли
И в грудь ударились Земли.

Преобразившись в уравненья
И в интегралов строгий ряд,
Они избыточным давленьем
Деревья валят и косят.

О, математика! Ты славу
Давно снискала средь людей;
Стройна красива, величава
И взрыва мощного сильней.

Начало 70-х годов.

           **********


          Владимир Кожемякин


    Из сборника"ТУНГССКИЙ ЛУЧ"


        КАРПУНИН И ДЕМИН


На ржавых болотах кончается лето,
И песенка спета, и будто во сне
Карпунин и Демин, два русских поэта,
Тунгусских поэта приходят ко мне.

Они посидят, помолчат до рассвета,
Пока остается во фляге на дне.
Молчанье поэтов - плохая примета.
Чума! Вымирают поэты в стране.

Теперь не придешь, и не спросишь совета.
Да им и сказать было б нечего мне.
Разбита Тунгуска на профилей меты,
А все остальное разбито в Чечне.

Не стоит их звать и просить объясниться:
"Зачем друг за другом вы сдали билет?".
Нам только Синильга, Синильга-синица
Березовой веткой помашет вослед.

Я снова походную шляпу снимаю,
На сопке чургимской стою, неживой.
Сгорает в распадке звезда золотая,
Идут космодранцы последней тропой.

Летят самолеты, гудят пароходы
И машут с трибуны косые вожди.
Уходят в безвестность усталые роты,
Карпунин и Демин идут впереди.

Они все сказали, до слова, до буквы,
Тунгусские барды, воспевшие КМЕТ.
Ты помнишь их песни? Там бродит разлука
По пыльным дорожкам далеких комет.

А все-таки жаль, что от края до края
В тайге не нашлись марсиан корабли.
Мы мир неземной потому выбираем,
Что в мире земном не находим земли.

Когда ж и мое вдруг закончится лето
И тронет багульники плен ледяной,
Карпунин и Демин, два русских поэта,
Тунгусских поэта вернутся за мной.



               АСТРОНАВТ


                А. Золотову


Не видел я зеленых трав, не видел голубых.
Являлись тысячи планет мне в красках неземных.
Метеоритов алый шквал хлестал в мои борта.
Я не жалею, что не знал земного ни черта.

Я не жалею ни о чем. Распахнут створ небес.
Свобода там, где не гнетет вас атмосферный пресс.
Какая, к дьяволу, Земля? Я позабыл о ней!
Круженье звезд, мельканье лун и ветер кораблей.

Галактика тесна для нас, мы обгоняем свет.
Есть невесомость и полет, все остальное - бред.
Мы жжем в реакторах миры, земных иллюзий прах.
Все, что горит, должно сгореть в межзвездных кораблях.

            ***********



          Владимир Новиков


               МЕТЕОРИТ


          моей дочери Вере


Точно вывернув наизнанку
Мирового пространства тоску,
Одинокий скиталец, изгнанник
Устремился в Земную весну.
И когда в стратосферные дали
Неожиданно он проник,
Ничего еще мы не знали
Про Тунгусский метеорит.
А внизу - переливами света
Небывалая нежность цветов,
И любовь неземная где-то
Зажигала другую любовь...
Но Фаэтона колесницей,
Как Фараона грозный жест,
Рассек он небо странной птицей,
И гром потряс тайгу окрест.
И не было в лесу подобья,
Похожего на эту жуть -
Оленьи морды, как надгробья,
Уставились на дымный путь
А вслед за гулом - во все дали
Разнесся мелодичный звон;
Как будто люстры танцевали
Под грохот падавших икон.
Осиротевшие божницы
Глядели вниз на лик святых.
Печаль была на этих лицах
О тех -невспыхнувших двоих.
Различные гипотезы спрягая,
Ученый мир в раздумье пребывает:
И лес упал, и пыль осела,
Но не найти нигде фрагментов тела.
Так может быть, на мостике сгорая,
Пытался нас достичь посланец рая?
Но в играх сатанинских утопая,
Не приняла Земля блаженства рая.
И ночь прогнав, пылали зори,
Кровавым отблеском горя,
Но не заметив чье-то горе,
Вращаясь, вдаль неслась Земля.


июнь 1998
Владимир Новиков. Стихи. 2001 г.

           **********

        Генадий Карпунин


Пролетело сверкающим комом,
Прочертило серебряный след,
Прогремело неслыханным громом,
Излучило невиданный свет,
Полыхнуло над материками
Небывалой игрою лучей,
Огневыми прошло облаками,
Вереницами белых ночей.
Отсняло, поникло, распалось,
Повалив вековые стволы,
И нигде ничего не осталось -
Ни в торфах, ни в наплывах смолы.
Ну а то, что осело на траппах
У Великих тунгусских болот,
Постепенно на маленьких лапах
Растащил муравьиный народ.

            **********



        Джон Анфиногенов

Лежит на всей Тунгуске тень -
Тень Звездолета.
Который год, который день
Мы ищем что-то...

Кто Ящик черный,
А кто ген - Ген мирозданья.
А кто-то просто ищет Ген
И... дрожь свиданья.

Витает над Тунгуской
Дух - Дух Командора.
Таких, как он, не сыщешь двух
На тех просторах.

Мы не нашли пока Перо -
Перо Жар-птицы...
И тянет-тянет за порог
Бог экспедиций!

21.01.99


       Дмитрий Демин


ГИМН КОСМОДРАНЦЕВ


Я не знаю, где встретиться
Нам придется, пилот.
Под земным полумесяцем
Ты провел звездолет.
И мелькали города и страны,
Голубые наши океаны,
Проносилась под тобой планета,
Солнцем жизни навсегда согрета.

Мы проходим завалами
Средь тунгусских болот,
Чтобы горы сказали нам,
Где погиб ты, пилот.
Расстояния страшны человеку ли,
И пускай разделены парсеками,
Неизвестными мегагерцами
Друг у друга будем слышать сердце мы.

Плыли зори бессонные
До высоких небес
И тайга мегатонная
Поклонилась тебе.
Если гибель нас в пути застанет,
Если сердце биться перестанет,
Пусть такие же пылают зори,
Пусть такие же грохочут горы.

Есть на свете таежная
Высота Фаррингтон.
К ней дорогой тревожною
Наш маршрут проведен.
Потому что мы народ бродячий,
Пожелай же нам, пилот, удачи.
Этот мир на самом деле тесен
Без дерзаний, без дорог, без песен.


В особо торжественных случаях
исполняется с дополнением
Валерия Кувшинников
Знаю, есть неизвестная
Среди звездных широт
Та планета чудесная,
Где живет твой народ.
И туда через преграды времени
Прилетит пилот земного племени,
Чтобы звезды силу мысли знали,
Чтобы люди руку дружбы сжали.

           **********


        Леонид Кулик


    30 ИЮНЯ 1908 ГОДА


Тихое, теплое раннее утро,
Дали лесистые, речки, ключи...
Небо безоблачно, солнце июня
Шлет на тайгу, не скупяся, лучи.
Щедро весна расточает здесь чары,
Волнами льют аромат свой цветы,
Свадьбу справляют растенья и твари,
"Гимн торжествующей слышен любви".
Гром! Встрепенулась тайга и затихла.
Пламя! Луч солнца ослабил свой свет.
С грохотом мчится по небу светило,
Сыплются искры и тянется след.
Жуть!.. Тишина... Лишь удары несутся,
Пламя поднялось у края небес.
Там у эвенков олени пасутся,
Валит там воздухом девственный лес.
Мечутся звери, в смятении люди,
Рев и проклятья... А небо гремит!
Где же виновник всех этих явлений?
Где же Тунгусский наш метеорит?



ЦЕНТР ПАДЕНЬЯ


...На перевале я разбил второй
Свой сухопутный лагерь
И стал кружить по цирку гор
Вокруг Великой котловины;
Сперва - на запад, десять километров
Пройдя по гребням гор;
Но бурелом на них
Лежал уже вершинами на запад.
Огромным кругом обошел
Всю котловину я горами к югу;
И бурелом,
Как завороженный,
Вершинами склонился тоже к югу.
Я возвратился в лагерь
И снова по вершинам гор
Пошел к востоку,
И бурелом вершины все свои
Туда же отклонил.
Я силы все напряг и вышел снова к югу,
Почти что к Хушмо:
Лежащая щетина бурелома
Вершины завернула тоже к югу...
Сомнений не было:
Я центр паденья обошел вокруг!
Струею огненной из раскаленных газов
И хладных тел
Метеорит ударил в котловину
С ее холмами, тундрой и болотом
И, как струя воды,
Ударившись о плоскую поверхность,
Рассеивает брызги
На все четыре стороны,
Так точно и струя
Из раскаленных газов с роем тел
Вонзилась в землю
И непосредственным воздействием,
А также
Взрывной отдачею произвела
Всю эту мощную картину разрушенья.
И по законам физики
(Интерференция волн)*
Должно быть было и такое место,
Где лес мог оставаться на корню,
Лишь потеряв от жара
Кору, листву и ветви...
1927 г.
 

 


 

 

 

 

Hosted by uCoz